Сайт о Леонардо да Винчи › Цитаты Леонардо да Винчи


Леонардо был не только выдающимся живописцем, инженером и архитектором, но и филологом.


В своих научных записях Леонардо да Винчи отдает должное одному из увлечений эпохи Возрождения — в то время считалось недостойным писать научные труды на обыденном языке. Достойными для изложения научных мыслей в средние века считались только лишь древнегреческий язык и классическая латынь. Но в то же время Леонардо — новатор и не может не пытаться расширить круг людей, которые бы могли понять его, поэтому использует итальянский. .


В кодексе «Trivulziano», в манускриптах «H» и «J», в «Атлантическом» кодексе собран огромный материал для какого-то универсального филологического труда, глубина и обширность которого поразили исследователей. То ли это опыт трактата по философии языка, то ли латино-итальянский словарь и грамматика, то ли попытки создать точную и ёмкую терминологию, для описания своих опытов… Язык записей Леонардо очень хорошо передаёт всю полноту его многогранной натуры, непостижимый сплав энергий ясного проницательного ума и бури сильных и ярких чувств: «Поскольку образы предметов полностью находятся во всём предлежащем им воздухе и все — в каждой его точке, необходимо, чтобы образы гемисферы нашей, со всеми небесными телами, входили и выходили через одну естественную точку, где они сливаются и соединяются во взаимном пересечении, при котором образы луны на востоке и солнца на западе соединяются и сливаются в такой естественной точке со всей нашей гемисферой. О, чудесная необходимость! Ты величайшим умом понуждаешь все действия быть причастными причин своих, и по высокому и непререкаемому закону повинуется тебе в кратчайшем действовании всякая природная деятельность! Кто мог бы подумать, что столь тесное пространство способно вместить в себя образы всей Вселенной? О. великое явление, — чей ум в состоянии проникнуть в такую сущность? Какой язык в состоянии изъяснить такие чудеса? Явно никакой! Это направляет человеческое размышление к созерцанию божественного.» (Атлантический кодекс, лист 345).


Кроме того, среди современников Леонардо считался одним из лучших знатоков поэзии Данте, а знание и понимание Данте было в годы жизни Леонардо своеобразным аттестатом высшей литературной зрелости.